Печать

Артек «Он стал для нас вселенной»

21-Апр-2014  Опубликовано в о гурзуфе

artek 106980 smСССР. Октябрь 1969 года. По крымской трассе везет нас автобус в неизведанное, но такое понятное и такое счастливое место – «Артек».  Молчим, каждый переживает, как встретит его всесоюзный детский лагерь, о котором слагаются легенды, фотографии которого видели мы на страницах учебников и книг.

В Крыму ночь наваливается сразу, и исчезают все ориентиры, изменяются расстояния, рушатся горизонты. В автобусе кто-то задремал, неудивительно, рядом со мной сидел мальчишка, который добирался в Крым из Казахстана и две девчонки с Дальнего востока, но многие ребята не могли оторвать своих глаз от огромных звезд, сверкающих на черном бархатном небе. И вдруг произошло что-то галактическое: звезды начали исчезать, но вспыхивали новые, только теперь внизу, слева от нас, под тем самым небом...
 
... автобус и мы головокружительно неслись в этом масштабном калейдоскопе. Думается, на понимание ушла вечность – это не звезды пропадали, вырастала огромная «Медведь-гора»; – это не звезды возрождались, это в черном зеркальном море отражалось буйство властелинов вселенной! Так мы первый раз в жизни увидели Море и легендарную Святую гору – «Аю-Даг» (состоит из двух крымскотатарских слов: медведь и гора).

artek 106980 2Артек учил танцевать и петь, заниматься спортом и музыкой, читать и творить спектакли, рисовать и строить; учил говорить и слушать; учил Дружить! Нас было так много, что иногда возникало ощущение невозможность остаться в этом мире одному. Мы были очень разные. Я увидел почитание хлеба ребятами востока и мистическое отношение к траве и деревьям тех, кто жил в степях или пустынях, стремление все время находится на виду у солнца мальчишек и девчонок, что приехали с Крайнего севера, …именно там я впервые узнал, что есть религии, впервые «вживую» увидел чернокожих людей, услышал многочисленные иные языки.

artek 106980 3Для нас Артек стал не местом отдыха, а вселенной, которая создала другую ментальность, иное мироощущение, сформировала новую личность. Артек стал сотворением прекрасного Мира, Мечтой, что принадлежала детям всех стран и народов, притяжением усилий архитекторов, строителей, садоводов и педагогов. Артек был олицетворением самых дерзких планов взрослых, создающих новое, доброе и справедливое общество народов.

Уже студентом, работая на московских улицах в педагогических отрядах, вспоминал, да и реализовывал те мысли, что зарождались еще в Крыму, Артеке…

СССР. Июль 1976 года. Вожатым довожу свой пионерский отряд до вершины Медведь горы, ребята носятся меж деревьев, залезают на древние развалины, распевают артековские песни, пьют горячий чай, трубят в горны, стучат на барабанах…   

Когда-то, пионером артековского лагеря «Прибрежный», впервые попав сюда, на вершину Аю-Дага, стоял на открытой горной породе, смотрел на Артек и мечтал, мечтал вернуться в этот удивительный Мир. Вот и в этот день отошел от своего отряда, спуститься чуть ниже, к открывающимся среди ельника – огромным камням.

Аркадий Петрович Гайдар, отдыхая в Крыму, именно здесь, написал повесть «Горячий камень» – камни действительно горячие, они все время на солнце. Отсюда открываются частицы мозайки Южного берега Крыма: корпуса артековского горного комплекса «Алмазный», «Хрустальный» и мой – «Янтарный»; корабли, стоящие на рейде в море; нереальные, похожие на средневековые замки скалы; сказочный городок Гурзуф; а еще дальше в пластах расплавленного, помешанного с морскими брызгами воздуха, за склоном Никитской гряды – Ялта.  

Корабли: у пирса Артека стоит боевой противолодочный Краснознаменного Черноморского флота «Красный Крым», еще вчера мои мальчишки и девчонки, держась за руки матросов, облазили там палубы и каюты…, морской офицер, смеясь, кричал: «Вы там, вдесятером, на пушке не висите, отломаете…»; чуть дальше, снятый во всех наших детских фильмах, учебный парусник «Товарищ», завтра он повезет пионеров в нейтральные воды, чтобы отправить бутылочную почту Мира; на самом горизонте вереницы длиннющих сухогрузов, маленьких суденышек и рыболовных шхун; вечером одна их них пришвартуется к артековскому пирсу, и мы наберем ставридки и барабульки, а потом на остывающей гальке пляжа будем уплетать ее, свежесоленую, пахнущую рыбьи жиром.

artek 106980 5Южный берег Крыма: скалы Близнецы (на крымскотатарском языке «Адалар» - острова). В начале XX века на одной из скал Адалар находился экзотический ресторан «Русская Венеция», где к столу подавались морепродукты, добытые из моря на глазах у посетителей, любил здесь бывать и самодержец российский… Нравились эти места и захватчикам – германским нацистам, но удирая из Крыма от Красной армии, взорвали скалу, уничтожили красоту…

Тянется к Адаларам Пушкинская скала с ее загадочным, известным по фильму «Человек-амфибия» гротом. Когда-то нас, пионеров-артековцев, на лодках завозили в него, помню, какое потрясающее там было эхо. Вожатая под шум волн, закатывающихся в грот, вспоминала стихи Александра Сергеевича, как некогда и великий русский поэт, поднимаясь на эти скалу, читал свои произведения.

Волшебный край, очей отрада!
Все живо там: холмы, леса,
Янтарь и яхонт винограда,
Долин приютная краса,
И струй и тополей прохлада…
Все чувство путника манит,
Когда, в час утра безмятежный,
В горах, дорогою прибрежной,
Привычный конь его бежит
И зеленеющая влага
Пред ним и блещет, и шумит
Вокруг утесов Аю-Дага...

Рядом Шаляпинская скала, …однажды Шаляпин, гуляя с дочерью Ириной, по этим местам, забрели на скалу, далеко выдающуюся в море. Море шумело, пенилось, но у подножия скалы, в лагуне, оно было лазурным и тихим, просматривался каждый камешек, каждая морская лиана, огромные камбалы, рыбины, похожие на иглы, зеленоватые мальки, медузы. А круг моря возвышались сказочные, уходящие в бесконечное синее небо горы. Великий певец пришел в дикий восторг от увиденного и ему в душу запала мысль построить здесь замок искусств для одаренной молодежи. Однако владелица курорта Суук-Су категорически с этой идеей не соглашалась. И чего только Федор Иванович ей не предлагал взамен, но женщина была непреступной.
 
Однажды, тихим теплым крымским вечером, после ухи и бокала Таврического вина, Федор Иванович разошелся. Он запел свою «Ноченьку», потом ещё песню и ещё и ...сердце мадам дрогнуло. Растроганная до слез пением великого баса, владелица курорта Суук-Су на следующее утро просто подарила скалу Шаляпину. Строительство началось в 1917 году, революция не дала завершить начатое. Но прошли годы, и новое российское правительство в 1936 году подарило Суук-Су детям Артека, так появился лагерь «Лазурный», а затем рядом с ним и «Кипарисный»…

Вечерами, ведь студент исторического факультета, пересказывал своим ребятам Гомеровские истории, и вставали перед глазами утесы Гурзуфской бухты, казалось, именно там обитали Сцилла и Харибда, с которыми довелось повстречаться Одиссею, недоступная земля  киммерийцев «дивных доителей кобылиц — млекоедов, бедняков, справедливейших людей». Видимо, это не фантастика, наперебой рассказывали нам гурзуфские краеведы о том, как Одиссей бывал в Гурзуфе, что в горах над Гурзуфом открыто таврское языческое святилище, просуществовавшее с III в. до н.э. по III в. н.э., в котором найдены были античные монеты, серебряные и бронзовые статуэтки античных богов, оружие, кухонная утварь и стеклянные изделия... Эту находку ученые небезосновательно называют «Крымской Троей».

Однажды в корпус «Янтарного» вломилась толпа бородатых, обгоревших на солнце людей, с огромным трудом узнавал я своих сокурсников, что «копали» рядом древнегреческие Ольвию и Херсонес. Как же повезло моим пионерам, забросив все, сутки слушали они истории о древнем Крыме, его покорении русскими войсками; собственными руками щупали греческие амфоры и глиняные черепки каких-то загадочных предметов, вдыхали «благовония» из стеклянных бутылочек, поражались маленьким каменным дельфинчикам, рассматривали заржавевшие татарский ятаган и русскую саблю…     

В древние времена пустынные земли Крыма заселяли племена сильных и гордых людей, поэтому греки и прозывали их таврами (как клейменых быков), земли поименовали в Таврику. Начиная с VI века до н.э. побережье начали обустраивать греческие переселенцы. В середине первого века до н.э. греческие города в Таврике попали под влияние Римской империи. В начале нашей эры этнический состав Крыма претерпел значительные изменения. Вначале с низовьев Волги и Дона в Крым проникли аланы и сарматы – скифские народности. Затем, в середине III века с берегов Балтийского моря переселились готы.

Расцвет Гурзуфской долины начинается с VI века, когда Таврика находилась в сфере влияния Византийской империи. Загадочная, похожая на спину дракона крепость, построенная византийцами в Гурзуфе на скале Дженевез-Кая, простояла более девяти веков. Она пережила периоды подъема и упадка, но на протяжении всего своего существования это было самое мощное фортификационное сооружение на Южном берегу Крыма. Под влиянием византийцев местное население Гурзуфской долины стало принимать христианство. Недалеко от Гурзуфской крепости археологи обнаружили остатки небольшого христианского храма, построенного в VI веке. За 400 лет до принятия христианства Киевской Русью!

Турки-османы, отколовшись в 1427 году от Золотой Орды, стали существовать самостоятельно и одно из первых что сделали – завоевали земли Крыма, так появилось Крымское ханство. Главным в его жизни были набеги на Русское Царство, уничтожение и разграбление поселений, захват славян, продажа их в рабство. Борьба с крымскими татарами стала наиболее затратной статьёй русских военных расходов.

Уже Ивану Грозному было ясно, что для ликвидации татарской угрозы необходимо захватить эти земли и закрепить их за Россией. Так он сделал с Казанью и с Астраханью, но с Крымом не успел – увидев, как усиливается Русь, запад навязал ей Ливонскую войну. Смутное время также не позволило расправиться с Крымским ханством, и татарские набеги продолжались всё 17-е столетие. Попытку покорить Крым в период правления царевны Софьи предпринял князь Василий Голицын. Он сумел разгромить орду дунайских татар, но взять Перекоп и войти в Крым ему так и не удалось.

Первыми из русских в Крым вошли войска фельдмаршала Миниха. В апреле 1736 года пятидесятитысячное русское войско, взяв штурмом перекопские укрепления, пошла вглубь Крыма и через десять дней вошла в Гезлев (останки этого города сейчас находятся в Евпатории). К концу июня войска подошли к Бахчисараю и в тяжелейших сражениях взяли столицу Крымского ханства. Однако пробыв в Крыму месяц, войска отошли к Перекопу и в конце осени вернулись в Россию, потеряв непосредственно от боевых действий две тысячи человек и половину армии от болезней.

Уже через два десятилетия набеги крымских татар возобновились. В 70-е годы 18-го столетия русские армии вновь были вынуждены пойти на Крым. В результате кровопролитных сражений практически все крымские города были заняты русскими войсками и 1 ноября 1772 года в Карасубазаре (ныне Белогорск, город в сорока километрах от Симферополя) крымский хан подписал с князем Долгоруковым договор, по которому Крым объявлялся независимым ханством под покровительством России. К России переходили все морские черноморские порты, в крымских городах создавались гарнизоны…. Окончательное покорение Крыма стало возможным лишь в результате заключения Кючук-Кайнарджийского мира между Россией и Турцией в 1774 году, и главная заслуга в окончательном решении Крымского вопроса принадлежит Григорию Потёмкину. В конце 1782 года, оценивая все преимущества присоединения Крыма, он излагал свое мнение в письме Екатерине II: «Крым положением своим разрывает наши границы… Положите ж теперь, что Крым Ваш, и что нету уже сей бородавки на носу – вот вдруг положение границ прекрасное: по Бугу турки граничат с нами непосредственно, потому и дело должны иметь с нами прямо сами, а не под именем других... Вы обязаны возвысить славу России...».

Рассмотрев все доводы Потемкина в необходимости срочного решения столь важной внешне и внутриполитической задачи, 8 апреля 1783 года Екатерина II издает манифест о присоединении Крыма, где крымским жителям обещалось «свято и непоколебимо за себя и преемников престола нашего содержать их в равне с природными нашими подданными, охранять и защищать их лица, имущество, храмы и природную их веру...». Именно Потемкину принадлежит слава «бескровного» присоединения Крыма, что отмечали и его современники. Сергей Глинка (русский историк, писатель и политический деятель девятнадцатого века) поэтически, немного высокопарно отзывался об этом историческом событии в своих «Записках»: «заботы его (Потемкина) были о древнем царстве Митридатовом, и он это царство принес России в дар бескровный. Чего не успели сделать века от покорения Казани и Астрахани, чего не успел сделать Петр I, то один совершил этот великан своего времени. Он смирил и усмирил последнее гнездо владычества монгольского».

Признание Портой (правительство Османской империи) и западными державами присоединения Крыма к России было многотрудным для российской дипломатии и последовало только через восемь с лишним месяцев. До тех пор положение в Крыму было чрезвычайно напряженным. Обнародование манифеста должно было произойти после принесения присяги в Крыму и на Кубани, причем Потемкин лично принимал присягу у крымской знати. Это было приурочено князем ко дню восшествия на престол Екатерины II. Сначала присягали мурзы, беи, духовные лица, а затем уже и простое население. Торжества сопровождались угощеньями, играми, скачками и пушечным салютом. 16 июля 1783 года Потемкин докладывал Екатерине II, что «вся область Крымская с охотой прибегла под державу Вашего императорского величества; города и с многими деревнями учинили уже в верности присягу».

На протяжении всего средневековья Гурзуф, как и весь Южный берег Крыма, был малонаселен. Объясняется это, прежде всего, отсутствием удобных дорог. Их строительство началось Россией в первой половине XIX века. Для казны страны было это напряженно, но политический выигрыш был несоизмеримо выше, да и сколько жизней славян, подданных государства, проживающих в Польше, Украине и России было сохранено в итоге! На тот период в Гурзуфе насчитывалось около 40 заселенных домов и население поселка составляло примерно 200 человек (население Ялты в 1838 году, когда ей был дарован статус города, было примерно таким же). В Крыму началось бурное строительство, рабочих рук не хватало, поэтому Российское государство активно переселяло сюда крестьян из всех губерний. В эти красивые и оздоравливающие места хлынула и российская знать. Как и многие прибрежные города, Гурзуф становится курортом. Строятся в романтизированном стиле дома-гостиницы, разбиваются парки, возводятся удивительные красочные фонтаны. Кстати, сам Гурзуфский парк был создан почти на 10 лет раньше Никитского ботанического сада, в 1803 году…

Гурзуф – жаркий, с витыми восточными улочками городок, туда мы, вожатые Артека, выбирались редко, работа. Но если были, как-то сразу попадали в другую реальность: Стелящиеся друг над другом маленькие экзотические домики, лавки, магазинчики, местные жители, сидящие на камнях, со своим немудреным рукодельным товаром, фруктами и бутылями вина, толпа разгоряченной, разноодежной и полураздетой молодежи – смотрели они на нас, идущих в красных галстуках, как-то по-особому, не то что с завистью, с каким-то непризнаваемым для себя уважением…

Вот и сейчас, с Аю-Дага, виден был и забитый людьми до предела пляж, и парк, и пушкинский музей… Кто только не оставил в Гурзуфе след свой, к обозначенным мной Александру Пушкину и Федору Шаляпину, надобно добавить Ивана Бунина, Антона Чехова и великого русского путешественника и писателя Афанасия Никитина. В 1472 году к берегам Гурзуфа прибыл корабль, на борту которого плыл в Каффу (сегодня Феодосия), возвращаясь из далекой Индии, Афанасий Никитин. Его парусник в течение 5 дней укрывался от бури в Гурзуфской бухте, что сохранилось в повествовании «Хождении за три моря»…

Я же не могу не упомнить и любимых мной художника-морениста Ивана Айвазовского, чью уникальную картину «Пушкин в Гурзуфе» увидел в Феодосии в музее одной картины «Волна» (теперь это Национальной картинной галереи имени И. К. Айвазовского)

И писателя-романтиста Александра Грина, чьи произведения «Алые паруса» и «Бегущая по волнам» так созвучны со всем, что встречаешь на этом побережье Крыма…     

«…Когда к утру рассеется туман
Над тихим, вяло плещущимся морем,
Предстанет взору сонный Зурбаган,
А выйдет солнце – он исчезнет вскоре.

Одно мгновенье – и растает он,
Моим воображением рождённый,
Мираж, невероятный, яркий сон,
На берегу крутом нагромождённый.

Кладя на холст изящные мазки,
Вдруг вижу я так явственно и верно –
Бредут нетвёрдым шагом моряки
Из старой покосившейся таверны.

У кораблей обвисли паруса,
Без ветра не покинуть им причала,
И лишь Ассоль всё верит в чудеса,
Встречая дня грядущего начало.

Стоит у кромки, всматриваясь в даль,
И ждёт с надеждой приближенья Грэя,
Он там, за горизонтом, тот корабль
С прекрасным алым парусом на рее!

И только мне одной читает Грин
«Бегущей по волнам» живые строки…
На скалах пряно пахнет розмарин…
Мы с ним вдвоём, и мы не одиноки…»
Жэм Алла «В Гурзуфе с Грином»

Просматривался с горячих камней и мой корпус «Незабудка» в артековском Прибрежном лагере. Помню первое утро в Артеке. Только начало подниматься над морем солнце, такое необычное – огромное, почему-то розово-оранжевое, с моим соседом по палате мы выпрыгнули из окна (вернее это не окно, это открытая под морской бриз стеклянная стена) к каким-то сказочным деревьям, мягким, конусообразным, сине-зеленым, остро пахнущим (это теперь я знаю – кипарисы) и побежали к морю. Оно встретило нас шуршанием гальки, розоватой пеной, что съеживалась, с шипение исчезала под нашими ногами, а потом мы впервые пили морскую воду – горькую, соленую, холодную…
 
Щипало губы, да и глотать ее было противно, но как же это было необычно, невероятно, как переполнялось восторгом сердце – мы на Море! А затем пришел страх, где наш корпус. С артековского пляжа все здания казались одинаковыми, и к ним вели многочисленные, закруженные теми самыми кипарисами, дорожки. Поднимались вверх, продирались через кустарники цветов и лианы, но нигде нет нашей «Незабудки». Мы неожиданно остановились под разлапистым деревом, и не от того, что было оно большим, от того, что под ним лежал какой-то загадочный шар.
 
Тяжелый, мокрый от росы, розово-оранжевый, как то солнце, что поднималось над морем. Хотелось укусить этот шар, мы ведь уже поняли, что это необычный фрукт. Скулы и язык свела оскомина, кто же знал, что это лимон – дикий лимон, но как-то стало весело, пропала тревога – мы в Крыму, мы в Артеке, мы счастливые! Забравшись на лимонное дерево, сразу оказались перед окнами-стенами нашего корпуса. Так и остались в моей детской памяти эти два ярких, розово-оранжевых шара: горячее солнце и кислый крымский лимон.  

А сегодня, на останках таврской крепости играют уже мои пионеры, им предстоит познать жизнь в Артеке – будут они плавать в море, соревноваться в «пионербол», выпускать отрядные стенгазеты, учиться играть на барабане и горнить, петь у костров,  они познакомятся с великими людьми планеты, и подружатся с детьми из многих стран мира.
 
Детьми, которые попав в Советский Союз, совсем по-другому увидели жизнь русских людей, по-настоящему полюбили нашу Великую страну; как и маленький посол Мира – Саманта Смит, американской школьницей из штата Мэн, написавшая в самый разгар холодной войны письмо руководителю Советского Союза, смогла сама ответить на свой главный вопрос, побывав в нашем Артеке – это люди, которые хотят жить в мире!

«Уважаемый мистер Андропов,

Меня зовут Саманта Смит. Мне десять лет. Поздравляю вас с избранием на новую должность. Я очень беспокоюсь, не начнется ли ядерная война между СССР и Соединенными Штатами. Вы собираетесь начать войну или нет? Если вы против войны, скажите, пожалуйста, как вы собираетесь предотвратить войну? Вы, конечно, не обязаны отвечать на мой вопрос, но я хотела бы знать, почему Вы хотите завоевать весь мир или, по крайней мере, нашу страну. Бог создал Землю, чтобы мы все вместе жили в мире и не воевали.

Искренне Ваша,

Саманта Смит»

Мои мальчишки и девчонки вместе с детьми стран Африки, Америки, Европы и Азии пройдут молодежным факельным шествием по улицам Ялты. Примут участие в патриотических митингах, встретятся с легендарным Севастополем и явью станут для них трагические события Крымской войны, когда 62-тысячная соединённая армия Англии, Франции и Турции двинулась на русские земли.  Битва, которую Виктор Гюго сравнил с осадой Трои.
 
«Всё это также происходило на уголке земли, на границе между Азией и Европой, где великие империи встретились… Десять лет перед Троей, десять месяцев перед Севастополем». И родными, русскими героями для них станут матрос Петр Кошка и Даша Севастопольская, пскович, контр-адмирал русского флота Владимир Истомин, погребенный в эти дни в севастопольском соборе Святого Владимира, в одном склепе с адмиралами Михаилом Лазаревым, Владимиром Корниловым, Павлом Нахимовым.

С болью и торжеством будут рассматривать диораму «Штурм Сапун-горы 7 мая 1944 года», встречаться с ветеранами Великой Отечественной, что не только даст возможность соприкоснуться с великим подвигом народов Советского Союза, но и проникнуться гордостью за великую историю всей нашей Родины!

Каждый день в Артеке – это непрерывный труд сердца и души, труд ума. И все это вместе, сообща, разделяя радость открытий, неудачи и достижения. Сюда приезжали из всех уголков нашей планеты, приезжали совершенно разные люди и Артек помогал увидеть, узнать новый Мир, а еще он помогал понять свою ответственность за этот Мир и за свою Жизнь в этом Мире.

Философская сказка Аркадия Гайдара «Горячий камень» заканчивалась так:

«… И грозней смерти звучали надо мной слова о том, что наша страна в кольце и вражья сила нас одолевает. Но, очнувшись вместе с первым лучом вновь сверкнувшего солнца, узнавал я, что враг опять разбит и что мы опять наступаем…

И, счастливые, с койки на койку протягивали мы друг другу костлявые руки и робко мечтали тогда о том, что пусть хоть не при нас, а после нас наша страна будет такой вот, как она сейчас, - могучей и великой. Это ли еще, глупый Ивашка, не счастье?! И на что мне иная жизнь? Другая молодость? Когда и моя прошла трудно, но ясно и честно!

- Да, дедушка! - тихо сказал тогда Ивашка. - Но раз так, - то зачем же я старался и тащил этот камень в гору, когда он очень спокойно мог бы лежать на своем болоте?

- Пусть лежит на виду, - сказал старик, - и ты посмотришь, Ивашка, что из этого будет…»

Украина. Июнь 2013 года. Впервые за тридцать лет я вхожу за это новое, бетонное ограждение Международного детского центра «Артек» - государственного предприятия Украины, которое с 2000 года находится в подчинении Государственного управления делами Президента Украины.

Протягиваю удостоверение артековского вожатого, сохранилось с семидесятых… Не пускают, пробую объяснить милиционерам, зачем хочу я туда попасть. И первые слова охранника, – Ну что вы там не видели, лагерь, как лагерь…

Непреклонность милиционера растопил вид моего паспорта. – Из России, проходите

Артек встретил меня пустотой. Так же кружили дорожки в обрамлении знакомо пахнущих кипарисов, так же сияло солнце и ровно гудел морской прибой. Как и в первое артековское утро, с трудом отыскал свою «Незабудку», затерялась она среди выросших южных деревьев, прошел к спортивному комплексу, вышел к центральной костровой «Прибрежного», только здесь и встретил первого человека. – Пересменок? Да нет, смена идет…

Что-то произошло на нашей планете, в Артеке не было детей! И в этот миг увидел то, что не замечал в эйфории возвращения. Цветов, да и самих клумб практически не было, на обочинах дорожек валялись куски бумаги, пережаренные на солнце пакеты и  пластиковые бутылки. С какой-то уже тоской вышел к морю – наш пирс, заржавевший, обрушившийся, казался забытым сценическим атрибутом. Несколько одичавших собак с ленью взирали на ходящих по гальке чаек…

Здесь, на порубежье моря и скал стоит монумент «Дружба детей Мира» Эрнста Неизвестного. Именно рядом с ним, гремели салюты, проходили конкурсы песен и стихов, здесь лидеры государств мира, ветераны, герои труда, русские офицеры  встречались с пионерами. В основании памятника небольшой зал, в котором и мои дети писали свои письма для Почты Мира, а на вершине, где маленькими символами столиц Земли, прочитывалось многообразие нашей планеты, фотографировались они, как и все пионеры, все гости Артека.

Я стоял у памятника, но его не было, то, что осталось, что было не раскурочено, не утащено, не прогнило, затянули в маскировочную сетку (это уже потом я узнал о «Нардеповской активности в деле уничтожения памятников истории на территории «Артека» нунсовцев Парубия, Тарасюка и Коваля».

Еще долго в это день я ходил по знакомым, так любимым мной местам Артека, не узнавая их, не принимая сердцем все то, что произошло…

Мой отряд всегда назывался «Звездный», а вот костровая его площадка была в самом земном месте. Вечером, помогая друг-другу, образуя из сцепленных рук живой канат, спускались мы в небольшой каньон. Здесь было что-то фантастическое, меж больших валунов струился ручеек холодной горной воды, а круг его взмывали ввысь деревья, превращая все в сказочный шатер. Небо, однако, не прятало своих ярких крымских звезд и всегда над нами сияло созвездие Медведицы. Небольшой костер, разгоравшийся во время это, никогда не оттенял даже маленькой звезды нашей – Звезды «Звездного». Мы знали, разъедемся, пройдут годы, но эта маленькая звездочка, в созвездии Большой медведицы всегда будет с нами, всегда осветит наш путь, поможет преодолеть преграды, сохранит товарищество и дружбу.

…Я вышел к краю каньона, держась за горячее, не остывшее к вечеру дерево, заглянул вниз, туда, где собирался мой пионерский отряд…

Внизу у маленького костра сидели на валунах мальчишки и девчонки, руки многих из них лежали на плечах товарищей и они пели:

«Вечно-вечно в наших сердцах ты останешься
Лагерь дружбы, мира, весны и добра.
Подарите на память, товарищи,
Мне живой уголек из костра…».

И сейчас на столе лежит у меня, завернутый в прозрачный целлофан, кусочек черного, обгоревшего когда-то кипариса – живой уголек из артековского костра…

 

Продажа/аренда недвижимости в Гурзуфе и на ЮБК
Hot Offer!!
Цены: $ 615за месяц
Цены: $ 17.000
$ 25.000
Цены: $ 30в день
Цены: $ 44.000
$ 35.000
Hot Offer!!
Цены: $ 85.000
$ 55.000

Сайт ПРО Бизнес и Отдых в Гурзуфе © 2013 Gurzuf.PRO Сделано на HTML5 и CSS3


Гурзуф.про создан для развития Вашего бизнеса в Гурзуфе, соблюдены все законы о конфиденциальности, логины и пароли шифруются и недоступны даже администрации, так что милости просим на Сайт ПРО Бизнес и Отдых в Гурзуфе! У нас есть много полезных инструментов для привлечения Ваших будущих клиентов, мы активно занимаемся рекламой ресурса - не теряйте время - будьте первыми и лучшими! Если есть вопросы, пожалуйста, пишите на Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. . Скачать обои сайта здесь

От души желаем всем успехов в Новом 2014 году!

 

 

 

 

 

 

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru